Последние новости

Ковтун отчиталась о культурном развитии Мурманской области
28 января 2016

23 января этого года прошла встреча М. Ковтун занимающей должность главного руководителя Мурманской области (губернатора) с министром культурного развития РФ В Мединским. В процессе встречи обсуждался неповторимый облик культурного развития населения и гостей области, что и дало возможность столь дальнему региону или как его еще называют Заполярному краю, превратиться в центр культуры Северной части России.

...
28 января 2016
«Петроглифы Канозера» расширят экспозицию
19 октября 2015

«Петроглифы Канозера» расширят экспозициюВ музее древних петроглифов, главным пристанищем которого смогли стать острова Канозера, находящегося в Мурманском регионе, прошло открытие выставочного зала. В нем расположили расположили экспозицию, которая посвящена уникальным наскальным изображениям и всей многолетней истории из исследования. Музей под названием «Петроглифы Канозера», выставка которого находится на улице, была основан в 1997-ом году группой энтузиастов. Три островка Канозера и материковая скала стали своеобразными экспозициями на свежем воздухе, где собрано более одной тысячи рисунков на камнях, которые датируются эпохой неолита.

...
19 октября 2015

Мир наскального искусства

Е. Г. Дэвлет¹, А. Р. Ласкин², А. Л. Бабаев³ А. В. Судаков³
¹Институт археологии РАН
ул. Дм. Ульянова 19, Москва,117036, Россия
E-mail: eketek@yandex.ru
²Государственной учреждение культуры
«Научно-производственный центр по охране и
использованию памятников истории и культуры
Хабаровского края»
ул. Калинина 69-а, Хабаровск, 680000, Россия
E-mail: archaeology@inbox.ru
³Фонд «Историческое наследие Амурского региона»
ул. Тихоокеанская 45, Хабаровск, 680011, Россия
E-mail: inar@mail.redcom.ru
«Петроглифы Сикачи-Аляна» — уникальный памятник древнего наскального искусства на Нижнем Амуре (проблемы сохранения и использования).

В настоящее время, со стороны российских и зарубежных исследователей, проявляется большой интерес к памятникам древнего наскального искусства, проблемам их сохранения и использования в современных условиях. Если древние наскальные изображения, находящиеся за рубежом и на большей части территории России, изучены довольно хорошо, то памятники наскального искусства, расположенные на Дальнем Востоке и, в частности в нижнем течении р. Амур, требуют дальнейших серьезных исследований и комплекса мер по их сохранению. Это подтверждают, проводившиеся в последние годы, обследования данных объектов, с целью инвентаризации, проверки технического состояния и определения их сохранности. На административной территории Хабаровского края расположено 7 объектов с памятниками древнего наскального искусства. Самым ярким и наиболее изученным из них является петроглифы у с. Сикачи-Алян.

Памятник расположен в 60 км. ниже г. Хабаровска, по правому берегу р. Амур и протоки Малышевской. Петроглифы выполнены преимущественно на базальтовых валунах и частично — на скалистом уступе береговой террасы и сосредоточены на береговой полосе, протяженностью до 6 км. между селами Сикачи-Алян и Малышево.

Первые сведения о наскальных рисунках Сикачи-Аляна, стали известны в конце XIX века, благодаря дневниковым записям русского востоковеда Палладия Кафарова (Ларичев, 1966. С.121). Первые печатные сведения о петроглифах у с. Сикачи-Алян и Малышево, появились в газете «Приамурские ведомости» в 1895 г. Их автор — штабс-капитан Петр Иванович Ветлицын, дал общую характеристику рисункам технике их исполнения и легенду их происхождения, а также выполнил несколько зарисовок (Ветлицын, 1895. С.17). Первые сведения о петроглифах Амура, опубликованные в 1899 г. в зарубежной печати, принадлежат американскому востоковеду Бертольду Лауферу — участнику этнологической экспедиции на Амур, организованной Американским музеем естественной истории. Американскому этнографу удалось сделать несколько фотографий и эстампажей древних рисунков, а также записать нанайскую легенду о «трех солнцах», связанную с возникновением петроглифов (Laufer, 1899. С. 746). В 1908 г. краткое описание петроглифов у с. Сикачи-Алян, во время своей экспедиции в горы Сихотэ-Алиня, сделал известный дальневосточный исследователь В. К. Арсеньев (Арсеньев, 1947. С. 8). Древние легенды, связанные с Сикачи-Алянскими петроглифами и народом, населявшим эти места, во время своего путешествия в 1910 г., описывал этнограф Л. Я. Штернберг (Штернберг, 1933. С. 454). Специальные исследования Сикачи-Алянских рисунков в начале 30-х годов прошлого века, провел Н. Г. Харламов. Он определил местонахождение петроглифов, сделал их фотографии и эстампажи, а также собрал в этом месте небольшую коллекцию археологических предметов, состоящих из каменных орудий труда и фрагментов керамики. Огромные валуны с петроглифами он связывал с остатками древнего города «Гальбу» (Харламов, 1933.). В 1935 г. петроглифы у с. Сикачи-Алян и Малышево были обследованы участниками «Нижне-Амурской археологической экспедицией Института этнографии АН СССР под руководством А. П. Окладникова. Были калькированы наиболее значимые рисунки, сделаны первоначальные выводы о стилях и временных рамках древних изображений (Окладников, 1951. С. 36). С 50-х годов начинается целая эпоха в планомерном научном изучении петроглифов Сикачи-Аляна, и все эти исследования проводятся под руководством А. П. Окладникова (позднее под руководством А. П. Деревянко). Итогом этой огромной научно-исследовательской работы становится, опубликованная в 1971 г., монография А. П. Окладникова «Петроглифы Нижнего Амура», которая посвящена не только петроглифам Сикачи-Аляна, но и другим уникальным памятникам наскального искусства Приамурья (Окладников, 1971).

Петроглифы Сикачи-Аляна многосюжетны. Среди них изображения «личин», зверей, птиц, змей, лодок, чашевидных углублений (лунок), концентрических кругов. Основное место в сикачи-алянских петроглифах, безусловно, занимают стилизованные антропоморфные изображения — «личины». Их формы, заполнения и размеры очень разнообразны. Овальные, яйцевидно-овальные, сердцевидные, трапециевидные и соединения из этих нескольких форм, с ярко выраженным контуром и без него, а также рельефные личины, выполненные на схождении двух или трех граней. К отдельной группе можно отнести личины череповидной формы с широкой верхней частью и ярко выраженным узким подбородком. Внутреннее заполнение личин тоже многообразно, но почти на всех присутствует изображение глаз, носа и рта. Часто глаза выполнены в виде концентрических кругов, а нос, что характерно для череповидных личин, показан только в виде ноздрей. Многие личины внутри заполнены сложным орнаментом, состоящим из углов, треугольников, дуг или сочетания из последних. Некоторые изображения имеют вокруг себя ореол из расходящихся лучей, которые могут быть различной длины и располагаться, как в верхней части личины, так и по всей ее окружности. Если крупные личины (до 50-60 см.), как правило, полностью занимают одну рабочую плоскость камня, то личины небольших размеров (10-15 см.), могут составлять на ней целую группу. К фаунистической группе рисунков Сикачи-Аляна относятся изображения лося, тигра, кабана, птиц и змей. Спорным остается изображение на вертикальной плоскости одного из камней группы из трех животных, которые похожи на низкорослых лошадей, но А.П.Окладников не исключает возможность, что древний художник хотел таким образом изобразить лосей (Окладников, 1971. С. 77). Особо выделяются изображения двух лосей (на горизонтальной и вертикальной плоскостях), выполненных в рентгеновском стиле. Самое крупное и эффектное из всех наскальных изображений Сикачи-Аляна — это композиция выполненная на горизонтальной плоскости обособленно лежащего валуна, состоящая из рисунка лося, заполненного внутри орнаментом из завитков-спиралей и концентрических кругов и стилизованного небольшого изображения человека, стреляющего из лука в грациозного зверя.

Петроглифы Сикачи-Аляна являются результатом деятельности человека на протяжении целого ряда периодов и эпох, от раннего неолита до раннего средневековья, что подтверждает многообразие стилей и различия в технике их исполнения. Если рисунки, относящиеся к неолиту и раннему железному веку, выполнены способом глубокой желобчатой выбивки при помощи каменных инструментов, то раннесредневековые изображения уже наносились в стиле резной техники железным инструментом. Криволинейность в стилях ранних изображений сменяется в раннем средневековье рисунками с прямыми пропорциональными линиями. До настоящего времени весьма актуальной и научно обоснованной является датировка сикачи-алянских петроглифов, предложенная А. П. Окладниковым, основанная на сопоставлении стилей и образов рисунков и соотношении их с археологическими культурами Нижнего Амура. К периоду раннего неолита (мезолита), где более ранние рисунки датируются X тыс. до н.э. — относятся примитивные по технике и стилю изображения лошадей ? (лосей), фигурки лесных птиц, личины с простым внутренним заполнением (глаза, рот, нос), а также череповидные личины. К расцвету неолитической эпохи на Нижнем Амуре (IV-III тыс. до н.э.) можно отнести личины со сложным геометрическим заполнением их внутреннего пространства. Эта тенденция продолжается в позднем неолите и начальном этапе раннего железного века (II тыс. до н.э. — начале I тыс. до н.э.). Кроме того, к этому этапу относятся наиболее яркие изображения лосей в рентгеновском стиле со сложным внутренним заполнением из завитков-спиралей и концентрических кругов. И, наконец, самые поздние из рисунков, выполненные в стиле резной техники, и относятся к первой половине I тыс. н.э.

Нужно отметить, что из всего многообразия петроглифов Сикачи-Аляна, исследователи разных лет, что применительно и к настоящему времени, могли видеть здесь лишь часть рисунков. Это обусловлено теми природными условиями, в результате которых памятник находится в постоянном движении или «живом» состоянии. Благодаря такому состоянию обнаруживаются новые рисунки, а некоторые, выявленные ранее, бесследно исчезают. Что касаемо выявления новых рисунков, то здесь в главной роли выступают уровень воды в Амуре, выветривание песчаных отложений, а также направление солнечного света, который, во многом, позволяет отличить древний рисунок от природной работы на камне. Благодаря очень низкому уровню воды, что в нижнем течении Амура бывает редко, определенное количество новых рисунков было выявлено во время проведения охранных мероприятий в нижней части памятника, в 2000 г. (Горнова, 2000). Несколько новых изображений в верхней части памятника было обнаружено специалистами проектного института «Хабаровскгражданпроект» во время работ, связанных с подготовкой проекта зон охраны сикачи-алянских петроглифов (Дыминский, 2003). Данный материал требует дополнительной обработки и отдельной публикации.

За последние годы довольно ощутимо негативное влияние на памятник природного и, особенно, антропогенного факторов. К последнему можно отнести: современные надписи и рисунки, как на камнях с древними изображениями, так и без них; обводка и прочерчивание древних рисунков, появляющихся после посещения памятника неорганизованными туристами; разведение костров в непосредственной близости от петроглифов; использование валунов в процессе рыбной ловли и просто замусоривание территории памятника. Присутствие вандалистических рисунков и надписей характерно для многих наскальных памятников, и не только на территории России, а в Сикачи-Аляне эта негативная тенденция прослеживается еще с дореволюционных времен, что подтверждает сохранившаяся надпись с использованием буквы «ять». За последнее десятилетие это «современное искусство» особо прогрессирует, что связано с увеличением количества неорганизованных туристических групп и проблемами с охраной ценного историко-культурного объекта. Еще один аспект антропогенного характера, влияющий на петроглифы — это деятельность рыбаков-любителей, в основном, из местного коренного населения. Привязанные к валунам металлические тросы и проволока, которые являются составляющей частью рыболовных снастей, оставляют на них глубокие выемки, что нарушает верхний защитный слой базальта, а разжигание костров не только оставляет копоть на поверхности, но часто приводит к раскалыванию камня. Кроме того, отсутствие оборудованных подъездных путей к берегу реки приводит к хаотичному движению транспортных средств по побережью, нередко в непосредственной близости или прямо по камням с петроглифами, что также негативно отражается на состоянии памятника. Отмечены единичные случаи осуществления местным населением культовых обрядов с непосредственным использованием петроглифов. Большую тревогу вызывает то обстоятельство, что в процессе совершения обряда на древний наскальный рисунок оказывается абразивное воздействие, а после обряда остаются потеки и пятна, существенно отличающиеся по цвету от первоначального.

Немаловажную роль в ухудшении состояния петроглифов играют природные факторы: сезонные колебания уровня воды в реке и масштабный ледоходный процесс; резкие перепады температур и замораживание; ветровая эрозия; прогрессирующая растительная среда. Самое губительное природное воздействие на каменную гряду с петроглифами оказывает весенний ледоход на Амуре. Благодаря большим глубинам и скорости течения в этом месте, гигантские плиты льда, толщиной до полутора метров, упираются в базальтовые глыбы и скальные выступы мыса, теснимые следующими, продвигаются вглубь на значительное расстояние. При этом многие камни с легкостью переворачиваются, скалываются от ударов друг о друга, перемещаются вверх или вдоль линии движения ледохода, порой на значительные расстояния. Исследования последних лет, позволили провести небольшой анализ современного (2000, 2003 гг.) местоположения камней с петроглифами, со схемами А. П. Окладникова (50-е годы). Результаты показали, что всего лишь за 50 лет, более 10 камней с рисунками оказались перевернутыми, и, примерно, такое же количество переместилось на расстояние от 20 см до 25 м. Учитывая возраст петроглифов, можно только предполагать какие глобальные изменения в комплексах каменной гряды произошли за тысячелетия. Во время сезонных изменений уровня воды и, особенно, весенних и летних паводков, река перемещает массы песчаных и илистых отложений, которые, в последствие, осаждаются на камнях, находящихся в зоне затопления. Подобную работу проделывают массы песка, перемещаемые ветром в зоне береговой полосы. Интересная ситуация складывается после спада уровня воды в реке. Камни с изображениями, которые были скрыты под водой, после ее отступления, также труднодоступны для осмотра по причине оседания на них слоя ила, который под действием ветра и солнца превращается в твердую корку. Почвенные наносы способствуют активному росту растений, корневая система которых, проникает в микроскопические трещины на поверхности камня и увеличивает их в процессе своего роста. Темная поверхность камней способствует увеличению разницы температур между теневой и освещенной гранями валунов до 30 градусов в периоды высокой солнечной активности (с апреля по август), что создает ежесуточные циклические напряжения в камне, способствующие трещинообразованию. И вода, и песок с илом, и ветер, и солнце в той или иной мере, подвергают камень постоянной природной «обработке». И без того, на пористой поверхности базальта, образуются новые углубления и трещины, а неоднократно проникающая в них и замерзающая зимой влага, постепенно разрушает камень.

Из совокупности всех перечисленных факторов, негативно влияющих, как на памятник в целом, так и на отдельные его элементы, очевидны срочные и эффективные меры по его защите и сохранению. За последние 30 лет различными научно-исследовательскими институтами, проектными организациями и учреждениями высказывалось и обсуждалось множество предложений и проектов по созданию различного рода этнокультурных и научных центров в уникальном историческом месте. Основными инициаторами этих проектов, в разные годы выступали: Институт этнографии АН СССР; Институт археологии и этнографии СО РАН; Всесоюзное общество охраны памятников (ВООПИК); органы исполнительной власти и инициативные группы из числа коренных народов и представителей общественности Хабаровского края. Из проектных решений следует отметить две работы Научно-исследовательского и проектного института по разработке генеральных планов и проектов застройки городов ЛенНИИПградостроительства (1979 и 1992 гг.). Проекты поражают своим размахом и масштабным строительством, в небольшом национальном селе Сикачи-Алян, многоэтажных гостиниц, кафе, парков и скверов. Древний памятник наскального искусства выглядит на этом фоне невзрачно и второстепенно. Однако была проделана большая работа в определении природных условий, рельефных и инженерно-геологических характеристик. В последнем проекте, также поднимались проблемы музеефикации и сохранения петроглифов и инженерных мероприятий по их спасению. В 1992 г. творческой группой архитекторов г. Хабаровска был выполнен проект по созданию научно-рекреационного и этнокультурного цента в Сикачи-Аляне, в котором петроглифы и соответствующие меры по их охране, занимали основное место. К сожалению, из-за отсутствия финансирования, все эти проекты и решения оставались только на бумаге. В 2000 г. был разработан и осуществлен практически «Проект сохранения историко-археологического памятника в пункте первом каменной гряды у села Сикачи-Алян Хабаровского края», его автор — ландшафтный архитектор, доцент М. И. Горнова. В рамках проекта была проведена работа по механическому перемещению четырех базальтовых валунов с петроглифами, наиболее подверженных разрушению, по мнению автора проекта, на безопасное расстояние от реки, в нижней (первом пункте) части памятника. Кроме того, автор провела исследования по изменению местоположения камней с рисунками, выявлению новых изображений и архитектурно-обмерной части. Результатом научно-исследовательской части проекта, стали конкретные предложения по мероприятиям, направленным на сохранение петроглифов. Еще одна работа, при подготовке которой были проведены исследования, связанные с определением местоположения камней с петроглифами, их технического состояния, а также поиском новых рисунков, стал «Проект зон охраны памятника археологии «Петроглифы Сикачи-Аляна в Хабаровском районе Хабаровского края». Проект был разработан в проектном институте «Хабаровскгражданпроект» в 2003 г. и согласован отделом (инспек